Истории

Юрий Голиков: "По уровню мастеров Россия входит в топ-3 стран"

Юрий Голиков – владелец сети салонов «ЮГ и Компания», многократный призер российских и международных конкурсов парикмахерского искусства рассказал нам о своей студии, уровне мастеров в разных странах, а также каким должен быть парикмахер, чтобы к нему выстраивались очереди клиентов.



- Ваша сеть салонов существует с 2007 года, и за это время у Вас скопилось немало наград. Считали когда-нибудь, сколько у вас наград?

- У нас больше ста наград. Очень горжусь премией RHDA (Russian Hairdressing Award - ежегодная международная парикмахерская премия. - примеч. ред.). Потому что в России мы первые, кто дважды ее получил. Еще много раз были номинантами в категории "Команда года". Судят конкурс около 6-8 известных мировых парикмахеров. И там оценивается все: макияж, прическа, окраска. Недавно еще стали победителями в номинации "Команда года" в конкурсе "Color Zoom 2015". К слову, мы и в прошлом году эту премию брали.


- А что дает награда, помимо престижа на рынке?

- Амбиции мастеров. Они самоутверждаются за счет этого. Выступление на конкурсе - это получение адреналина. И, конечно, это дает возможность создания собственной коллекции. Естественно, за участие в каждом конкурсе мои ребята получают на работе премии и бонусы. Да и вообще, если они хорошо каждый месяц работают, то получают какие-либо поощрения.


- А можете назвать критерии идеального мастера?

- Во-первых, у него должна быть практика. В какой бы суперской академии не учился мастер, отработав всего два-три месяца он не начнет стричь хорошо. Далее - конкурсы. Любой мастер в своей жизни должен поучаствовать минимум в трех конкурсах. Например, выиграв свои первые конкурсы, я, честно говоря, не совсем понимал, за что мне вручили медали. И только после третьего я начал осознавать, какую роль играет форма: что где надо стричь, почему вот тут так стоит отрезать, а вот здесь так. Виденье формы, что можно создать приходит именно на конкурсах. Нет, конечно, есть в мире уникумы, которые дошли до этого без всяких конкурсов... но все же, в основном, все мастера прошли школу конкурса, фотографии и тому подобного. И еще один момент… должно быть что-то заложено природой в человеке. Даже не талант, а комплексное восприятие человека, с которым ты работаешь: формы его волос, их цвета, того, что ты ему делаешь.


- А как Вы в 16 лет пришли к работе парикмахером?

- За плохое поведение родители отдали учиться на парикмахера. А я хотел шубы шить (смеется). Мне тогда шить очень нравилось. Но немного поучился на парикмахера и тоже понравилось. А потом еще и деньги за это начали платить. Первоначальные навыки получил в Петербурге. Это потом уже учился и работал в Германии, Италии, Испании, Венгрии. Вот где-то неделю назад вернулся из Барселоны, куда ездил учиться к одному дяденьке по фамилии Лангуэрос. Очень давно хотел у него на лекциях побывать.



- Отличается ли уровень мастеров в Европе и в России? Америку давайте не брать, насколько я знаю, там уровень высокий.

- А у американцев, как раз, уровень не очень высокий. Я в Майами учился, так что знаю. Там просто немного другая система. График типичного американца устроен так: он проснулся, позавтракал, сходил в салон. Там ему сделали укладку, накрасили и порядок. И все это стоит максимум 50$, поэтому граждане и не парятся, пытаясь дома все укладывать. Ну и мастера, по большей части, не заморачиваются по поводу качества стрижки. Конечно, так не везде, но преимущественно. Если же выделять сильнейшие страны, то я бы назвал Англию, Россию и Японию. Сколько у меня клиентов из Швейцарии, Италии, Испании, которые едут к нам, так как у себя на родине не могут найти необходимых специалистов. Понятно, что это привычка подстригаться именно у меня, но все же.


- А уровень салонов и ведения бизнеса?

- В Америке очень крутой. У них там салоны по 40 рабочих мест. Для сравнения: у нас в одном - 12, в другом - 10. И это уже немало.


- Существует стереотип, что в этой индустрии слишком большая проблема с кадрами: они перебегают из одного салона в другой...

- Проблема в мотивации персонала. Я вот своих сотрудников мотивирую. Заработной платой: чем больше принес салону, тем больше и получил. Далее - бесплатное обучение, конкурсы. А когда сидишь, где тебя ничего не прельщает, конечно же начнут появляться мысли о том, что надо бы бежать в соседний салон. Хотя вряд ли там станет лучше (смеется). А у меня работают мастера, которых я одно время очень сильно напрягал, заставлял развиваться, так что они уже во всех конкурсах переучаствовали.


- Есть ли авторитеты, на которых Вы равняетесь?

- Конечно же есть. Правда, по большей части, это связано с конкурсными мероприятиями. Мне нравятся Владимир Гарус из Самары, Ирина Баранова из Москвы. Они, кстати, являются судьями всемирной парикмахерской ассоциации.


- А Зверев и правда хорошо стрижет?

- Ну, естественно. Он же чемпион мира по прическам. Как раз был в одной команде с Ириной Барановой. Но у нас такая индустрия, что чемпионом мира можно стать только один раз в жизни. А дальше, будь добр, уступи на конкурсах дорогу молодым. Тебе просто не дадут участвовать. Хотя если участвовал в женской стрижке и стал чемпионом мира, иди в мужскую. Там разрешат.


- Есть у вас салоны-конкуренты в городе?

- Очень трудно говорить о конкурентах, потому что у каждой студии свой пласт клиентов. Мы не соревнуемся между собой, потому что у нас разный уровень посетителей. И каждая студия удовлетворяет разные потребности. Я сам работал очень долго креативным директором в салоне Дениса Осипова. И когда уходил от него, то думал, что мои клиенты будут похожи на тех, которые были в той студии. Однако же на деле все оказалось не так. Клиенты подстраиваются под салон, потому что в каждом из них царит своя атмосфера. Клиент в первую очередь идет к определенному мастеру.



- Вы ведь уходили от Дениса Осипова не один. Кто второй управляющий партнер?

- Нас трое: я, Вадим и Антон. Они работают во втором салоне. Получается, что у нас есть основное ядро: одни цели, планка качества и другое. Но я управляю в одном салоне, а они - в другом.


- Раскроете сумму первоначальной инвестиции?

- Да. Не меньше 1 500 000 рублей, чтобы снять и оборудовать один салон. Там ведь как было: сначала я открыл салон, потом ребята вместе со мной - второй. И чтобы выйти в ноль нам потребовалось чуть меньше года. Мой салон окупился за три месяца. У меня уже была достаточная база клиентов, да и проблемы в том, чтобы найти новых, не было. В принципе, салонный бизнес очень маржинальный. Но только в том случае, если он правильно построен: если мастера хотят зарабатывать деньги. Есть ведь и такие, которым деньги не важны. Им главное творчество. В команде вообще должны быть все виды сотрудников: и свободные художники, которым важно творить, и строгие, которые работают прямо по правилам.


- Какой год был самым прибыльным в истории салона?

- Могу сказать, что вообще очень большой заработок был в декабре всегда. Но в предыдущие два года некоторые мастера зарабатывали больше в январе. Я лично спрашивал у клиентов, почему они не в декабре пришли, а в январе, на что они отвечали: "Подумали, что в декабре большие очереди будут, вот и решили переждать". А в этом году был случай еще интереснее. Июль - месяц, который обычно не ахти какой на деньги. Однако в наших салонах был такой приток людей, какого летом обычно не бывает. Видимо, погода была плохая, люди по магазинам наездились, деньги было некуда тратить. Вот и решили себя побаловать.


- Вы планируете продавать франшизу?

- Да, потому что предложения поступают. Из Сибири приходили, из Волгограда. Я, честно говоря, не знаю, как они о нас узнают. Я раньше очень много преподавал и ездил по России. У меня в месяц бывало по четыре командировки. Так что возможно оттуда.


- А как планируете качество отслеживать?

- Планируется, что, хотя бы два раза в год туда будет ездить наш преподаватель, чтобы давать семинары и смотреть, каким образом оказываются услуги в данном салоне.



- "Персона" ведь тоже франшизу продает. Но салоны начали отказываться ее приобретать. Почему?

- Ну, во-первых, они сюда перенесли московскую модель: мастера за невысокий процент работают с клиентами в салоне, перетаскивают всех клиентов к себе домой, где продолжают стричь их за копейки. Получается, что ни салон денег не получает, ни мастер. Я сам эту систему не понимаю. Зачем работать так, когда можно сделать процент побольше? Хороший мастер будет притягивать больше клиентов, сам же будет больше зарабатывать и работать в хороших условиях. А не стричь клиента у себя дома, в ванной. Но нет, им надо было дать 35% всем мастерам. У нас, для сравнения, максимальный процент мастера - 67. Если брать среднестатистический в городе - 50. У меня зависит получение денег от внесения в кассу прибыли: принес салону 200 000 рублей - в следующем месяце получишь один процент, 300 000 - другой. У меня это все рассчитано по денежной приходящей массе. Если же отойти от модели ведения бизнеса, то не менее важную роль должен играть преподаватель. И если ты не можешь обещать тому, кто приобрел у тебя франшизу постоянный рост и контроль качества работы, то через некоторое время люди заметят: ничего не изменилось. И тогда начнут думать о том, зачем им была нужна эта франшиза. Если мы все-таки будем продавать франшизу, то мы собираемся передать не только брендбук, но и наши рабочие процессы: обучить основным приемам стрижки и прочего.


- У вас нет рекламы, как мне узнать о вашем салоне?

- У нас в один только салон от 800 человек в месяц приходит. Так что вероятность попадания в радиус "сарафанного" радио крайне велика. Кроме того, у нас очень большой процент возврата клиентов после первого посещения. Конечно, не 100%, потому что люди разные бывают. Может, стрижка человеку и понравилась, но с мастером ему было недостаточно комфортно. Я, например, два месяца подряд ездил бриться к одному человеку на другой конец города. Даже специально записывался за несколько дней. Почему? У него золотая машинка, что ли? Нет. Просто я знал: сейчас приеду к нему, сяду в кресло - и зашибись. Я понимаю, что он меня не испортит... меня, если честно, вообще мало кто сможет испортить (смеется). Но еду я именно к нему, потому что с этим мастером мне душевно: могу с ним поговорить, обсудить что-то. Дело ведь не только в стрижке. Важно и качественное общение. Я всегда уделяю этому особое внимание, когда учу ребят. У нас, кстати, в этом месяце пройдет целых три тренинга, которые направлены на общение с клиентами.


- Какие у вас планы по развитию?

- Расшириться подальше. В первую очередь в плане школы.



Фото: Студия бизнес-съемки WELT

Нет комментариев

Добавить комментарий